Зубная фея. История из жизни

аффтор

Армия. Одно из тех мест, о которых ходят самые противоречивые слухи и россказни. Одни заявляют, что давно искоренена дедовщина и нет места проявлениям неуставных отношений, другие – с точностью наоборот. Кто-то говорит, что служба в вооружённых силах идёт на пользу и делает из неокрепших юнцов настоящих мужчин, а кто-то считает, что это зря потраченное время и ничего кроме расшатанной нервной системы и подпорченного здоровья армия дать не в состоянии. Но только отслуживший имеет представление о том, что собой представляет армия. И точно знает, что у каждого прошедшего через воинскую службу это представление своё. Но как гласит один из постулатов армейского народного творчества – «кто в армии служил, тот в цирке не смеётся», и с этим трудно не согласиться. Курьёзных случаев там хватает, да и не только курьёзных.

А я поведаю историю, которая сделала «не скучными» первый месяц пребывания моего в воинской части номер Х, города Б, в две тысячи таком-то году. Вообще проблема началась ещё дома, аккурат в последнюю гражданскую ночь. Когда провожая бойца в ряды защитников родины будущая «солдатка» протянула гроздь спелого зелёного винограда… С хрустом, очень напоминающим звук раскалывающегося грецкого ореха, о косточку одной из виноградинок я благополучно сломал себе зуб. Нижняя семёрка. И что самое странное совершенно не было больно. Сразу…. Но больно стало потом…..

В первую ночь, проведённую в казарме, заснуть мне не удалось. Зуб плакал, скулил и требовал медицинского вмешательства. Мне ничего не оставалось, как пойти ему на встречу. Следующим утром я стоял на пороге санитарной части в сопровождении сержанта. Тот сочувственно смотрел на меня, и я, заметив жалеющий взгляд, попытался его успокоить – «Болит, конечно, но не смертельно». «Это пока» - философски протянул он, и оказался на сто процентов прав.

В это время открылась дверь стоматологического кабинета. «Что, солдатик, зубки жмут?» - произнесла бесформенная субстанция в белом халате, появившаяся в дверном проёме, и эти слова ещё долго звучали под моей уродской сине-зелёной шапкой.

За следующие тридцать дней я посетил сие злачное место несколько десятков раз. Порою мне казалось, что военврач просто училась, и где-то в недрах халата пряталось пособие для начинающего стоматолога за тридцать седьмой год. Бор-машина с ножным приводом, которую даже для пыток военнопленных применять было бы не гуманно, угрюмый старший прапорщик, выступавший в роли анестезии, если вдруг что, различные лекарства, впихнутые в зуб и прочистка каналов иголкой размером с шило… есть что вспомнить. Иногда, когда всё атрофировалось, и боль на мгновения исчезала, удавалось даже повеселить себя и в этой ситуации. Бывало, выйдешь из кабинета, а на деревянной лавочке рядом, сложив ручки, смирно ожидают своей участи такие же бедолаги с лицами, перекошенными от страха (ещё бы, слыша такие душераздирающие вопли из кабинета в который им скоро). «Ну, как?» - задают они в один голос до бессмысленного глупый вопрос. Показав жестом, что говорить сейчас я технически не в состоянии, подхожу к мусорному ведру. С лицом вырвавшегося из Освенцима пленника, и под завязочку полным ртом крови, я сливаю всё содержимое в мусорку. В этот момент с лиц солдатиков надо писать полотна!

И вод на тридцатый день зубной одиссеи настал момент истины. Зубная «фея» вынесла вердикт – «Дальнейшее лечение бессмысленно, зуб необходимо извлечь!». В этот момент стая воображаемых ос впилась в моё тело своими жалами.

Старший прапорщик Анестезия, со своим товарищем по счастью, вызвались держать мне руки, дабы я, вырвавшись, не испортил праздник всей санчасти. Фея приготовила свои пассатижи, блестящие поярче моей бляхи. «Мы это делаем, чтобы тебе легче служилось» - попыталась оправдать свои зверства она. И крепко ухватив щипцами зуб (ох, как же я надеялся, чтобы это был именно тот зуб) рванула, что есть силы, а они у феи были. От удара, произошедшего при рывке зуба с нижней челюсти, по зубам сверху у меня помутнело в голове, и перед глазами весело замигали звёздочки. Первым ощущением было то, что потерял я махом зубов пять, а то и шесть. Когда же картинка постепенно начала проясняться – первое что я увидел, была недовольная фея, разглядывающая мой окровавленный зуб. «М-да… а ведь здоровый зубик … был…. Надо было продолжать лечение» - грустно констатировала она…. Но я был счастлив понимая то, что с минуты на минуту покину медконцлагерь и окунусь в прекрасную унылость армейских будней.

Спустя почти год, я, уже опытный «военный» шагал по части Y города М, в которую был откомандирован. Шагал я в медсанчасть с похожей как две капли воды ситуацией – от нехватки витаминов зубы стали крошиться как беларуский хлеб. И уже сверху один из коренных обломался об вилку, случайно на неё нарвавшись. То ли прошедшее время, то ли нестерпимая боль, но я уверенно шлёпал по направлению к стоматологическому кабинету, надеясь, что город М будет намного цивилизованнее города Б.

На пороге кабинета меня встретила женщина в возрасте перешагнувшим за преклонный. Глядя в глаза через трёхсантиметровые линзы её очков, меня стали терзать сомнения – а найдёт ли она на моём теле рот… и если да, то с какого раза! Зубная фея улыбнулась (обнажив зубы, на которых, по всей видимости, сама и тренировалась) и произнесла сакраментальную фразу, при помощи которой я за несколько секунд добрался до своей «уютной» казармы – «Ну что, солдатик, зубки жмут?»….

Больше к военным стоматологам я не ходил….

http://uc-kazangarant.ru/ официальный сайт Юридического Центра. . Узнал о новый сайт про игровые автоматы - playfortuna-russia.com